Фильм с Софи Лорен снимали на территории нынешнего СЗАО

Эпизоды киноленты «Подсолнухи» снимали в деревне Захарково, которая была на месте Химкинского бульвара и улицы Свободы

Софии Лорен / Кадр из х/ф «Подсолнухи»Софии Лорен / Кадр из х/ф «Подсолнухи»

На 28 марта этого года в «Крокус Сити Холле» был запланирован творческий вечер Софи Лорен. Но на днях сайт концертного зала известил, что вечер отменён из-за недоработок менеджмента: не согласовали сроки, не обговорили все условия. Разочарованные зрители сдают билеты.

Ах, если бы 82-летняя звезда знала, в каком месте ей предложили выступать! Всего в десяти минутах езды от «Крокуса» 48 лет назад режиссёр Витторио де Сика снимал эпизоды фильма «Подсолнухи» по сценарию Тонино Гуэрры. Тогда, летом 1969 года, съёмки проходили в деревне Захарково (сегодня это Химкинский бульвар и улица Свободы).

Софи Лорен сыграла роль итальянки Джованны, разыскивающей после войны своего мужа-фронтовика Антонио (Марчелло Мастрояни). А в роли его русской жены Маши зрители увидели Людмилу Савельеву – «повзрослевшую Наташу Ростову».

Не нашла на Украине – приехала в Москву

Что  заставило ассистентов Витторио де Сика выбрать именно Захарково для одной из ключевых сцен фильма? Не найдя мужа на Украине,  где погибла итальянская дивизия (те сцены снимались под Полтавой), Джованна продолжает поиски  в пригородах Москвы. Тут-то на экране и появляются захарковские домики, подтопленное поле, белые многоэтажки, строящиеся за каналом на Ленинградском шоссе.

— Через весь фильм проходит мысль о том, что в жизни всё меняется, новое вторгается в старое и переделывает его. Поэтому и взяли панораму деревни, которая вот-вот исчезнет, — говорит историк, краевед Алексей Голубев.

В фильме запечатлены дорога к спасательной станции, зелёный забор, за которым рос яблоневый сад, деревянный дебаркадер, от которого ходил паром.

— После открытия канала земли Захарково стали заболачиваться, вода в колодцах испортилась. Захарково начали переселять в конце 1950-х — начале 1960-х годов, и именно так, как показано в фильме – выборочно. Одним семьям давали квартиры в новеньких пяти-, девяти- и 12-этажках, а другие ещё долго оставались деревенскими жителями.

В те годы в метро курили

На вопрос Софи Лорен «Где здесь живет итальянец?» отвечают не профессиональные актеры, а массовка, которая была набрана в основном из жителей Захаркова.

— По сценарию действие происходит через 15 лет после войны, в самом начале 60-х. А съемки шли в 69-м, — рассказывает Голубев. – Кстати, тогда ещё сохранились казармы и вышки Дмитровлага, строившего канал «Москва-Волга». И часть мужчин из Захаркова служила там в охране.

Многие сцены с Софи Лорен показывают Москву, которую многие уже подзабыли, а кто-то вообще не видел. Так, на Красной площади еще не отменено движение транспорта: вдоль ГУМа едут автобусы и грузовики. В метро, оказывается, разрешали курить: один из героев затягивается на станции «Ленинские горы», а потом бросает сигарету на пол. Пригородные поезда еще не электрифицировали, их тянули паровозы.

Пассажирских платформ не было, забираться надо было с земли. Те, кто сел раньше, втягивали остальных. В один из таких поездов и запрыгивает Софи Лорен, уезжая из Москвы, порвав и выбросив фотографию мужа.

Калифорния на связи

Андрон Кончаловский, принимавший участие в съемках «Подсолнухов» как помощник режиссера, снимал сцену зимнего отступления итальянцев. Он вспоминал, что Марчелло Мастрояни на съемочной площадке был очень дисциплинированным: скажут ему ползти – ползет, скажут плакать – плачет. А большую часть свободного времени артист спал. В то время у него был роман с голливудской звездой Фей Данауэй, и в середине ночи через телефонную станцию его соединяли с Калифорнией: они говорили до рассвета.

Мастрояни в кепке

Если на зарубежных афишах «Sunflower» Марчело Мастояни и Софи Лорен сливались в страстном объятии, то визитной карточкой советских «Подсолнухов» можно считать груженый мебелью и домашним скарбом «УАЗик»,  в кузове которого восседает Марчелло в кепке, обняв одной рукой спинку дивана, а другой – фикус. Русская жена Маша и четырехлетняя дочка Катя – в кабине.

Под музыку Манчини грузовичок долго едет вдоль канала, потом по набережным, потом по Москве. Камера показывает заводские трубы, горбатые троллейбусы, уличные похороны с оркестром, Варварку — тогда улицу Разина, где еще не построена сегодня уже снесенная гостиница «Россия».

А самое интересное, что захарковская семья прибывает на новое место жительства и начинает носить вещи в квартиру на четвертом этаже не где-нибудь. А в том самом доме напротив красной церкви Михаила Архангела в Тропарёве, куда через пять лет поселит Женю Лукашина и его маму Эльдар Рязанов…

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter