Почему улицу в Строгине назвали в честь поэта Исаковского

В 1979 году имя поэта было присвоено двухкилометровому полукружью 

Почему улицу в Строгине назвали в честь поэта Исаковского / «Москва. Северо-Запад»Почему улицу в Строгине назвали в честь поэта Исаковского / «Москва. Северо-Запад»

В августе 1979 года имя поэта Михаила Исаковского было присвоено двухкилометровому полукружью  на месте бывшей 2-й улицы района Строгино. До войны она называлась Центральной.

Почему эту улицу назвали именем человека, написавшего слова ко многим песням, в том числе к знаменитой «Катюше»? Об этом размышляют поделились краевед, автор книги об истории района Строгино Галина Бялая и внучка поэта Татьяна Шаперина.

 Дом на месте бывшего свинарника

— Этот микрорайон проектировали и начали строить в середине 70-х, когда широко отмечалось тридцатилетие Победы в Великой Отечественной войне, — говорит Галина Бялая. – Наш дом №7 на Неманском бульваре сдавался первым. Он построен на месте, где стоял свинарник колхоза имени Кирова.

Семья Бялых получила ордер 15 октября 1979 года, через два месяца после того, как  имена Исаковского и Твардовского были нанесены на карту Ворошиловского района столицы.

— Скорее всего, имена этих поэтов появились на карте нового района Строгино потому, что они писали стихи о войне. А на северо-западе Москвы с ней связано очень много. В 1941 году неподалеку от деревни проходила линия обороны, потом стоял зенитный полк…

Если оказаться на улице Исаковского в начале мая, можно решить, что своим названием она обязана знаменитой песне «Катюша». Яблонь в деревне Строгино всегда было много, они растут в природном парке и во дворах многоэтажек до сих пор, наверняка  встречались и груши. Река – вот она, под боком. Туманы в пойме тоже не редкость.

— Свидетельств, что Михаил Васильевич бывал в Строгине, нет, однако Москву-реку неподалеку от этих мест он видел, и не раз, — рассказывает  внучка поэта Татьяна Шаперина. — В начале 30-х годов он жил недалеко от Киевского вокала, на 2-й Извозной.  Сегодня это Студенческая улица.

Скромный редактор «Колхозника»

Тридцатилетний поэт (Михаил Исаковский — ровесник XX века) приехал в Москву году из Смоленска, где работал в газете «Рабочий путь» и писал  стихи о советской деревне. В Смоленске  у него остались жена Ираида Ивановна и дочка Лена, будущая мама Татьяны  Шапериной.

— Дедушку  позвали в Москву редактировать журнал «Колхозник»,  он издавался при «Крестьянской газете», — рассказывает Татьяна Никандровна.

Несмотря на ответственную должность, жил Исаковский очень скромно. В одном из  писем дочке в Смоленск он рассказывал, как отправлял им продуктовую посылку. Пришел на почту, но не хватило трёх копеек, чтобы ее отправили. Он вернулся с посылкой домой на Извозную и попросил у соседки взаймы гривенник. Назад на почту шел уже пешком — на трамвай денег не было.

Как Русланова «Катюшу» перехватила

Писать стихи для песен он начал писать не сразу. Однажды в середине 30-х перед началом сеанса в кино Исаковский  увидел  журнал о колхозной самодеятельности. На экране играли на гармонике, плясали, а потом  раздалась песня: «Загудели, заиграли провода, мы такого не видали никогда». Он с удивлением узнал своё стихотворение «Вдоль деревни» — об электрификации. Как выяснилось, руководитель хора имени Пятницкого композитор Владимир Захаров увидел эти строчки в  отрывном календаре.  Он же положил  на музыку стихи «И кто его знает, чего он моргает…», «Зелеными просторами легла моя страна»…

В середине  30-х  песни на стихи Исаковского запела вся страна. Он переехал в дом писателей в Нащокинском переулке. Именно там в начале 1938 года и родились   «Расцветали яблони и груши, поплыли  туманы над рекой» и шесть последующих строчек.  Что дальше делать с «Катюшей», которая вышла на берег крутой, поэт не знал – и оставил стихотворение незаконченным. В  конце апреля в редакции газеты «Правда» он столкнулся с композитором Матвеем Блантером. Тот попросил поэта дать ему что-нибудь новенькое. Исаковский черкнул ему на листке две строфы «Катюши».

Планировалось, что премьера песни состоится  в исполнении джазовой певицы Валентины Батищевой.  Но на генеральную репетицию случайно заглянула  Лидия Русланова.  Услышав «Катюшу», она уже через  несколько часов спела ее в своем народном стиле — без нот, просто по памяти! Песня, исполненная на концерте в Колонном зале Дома Союзов, произвела огромный эффект.

Песня про сожженную хату — автобиографична

Интересно, что сам автор песен «На позицию девушка провожала бойца», «До свиданья, города и хаты»,  «В лесу прифронтовом» на фронте не был. Из-за проявившейся ещё в детстве и прогрессировавшей болезни глаз Исаковский очень плохо видел. На всех фотографиях он в очках — то с толстыми стеклами, то вообще в чёрных.

При этом песня  «Враги сожгли родную  хату» — во многом биографична. Родной дом поэта в деревне Глотовка сожгли немцы. Старший брат  Нил вернулся с фронта  на пепелище и услышал страшный рассказ, как его жена погибла на глазах 13-летнего сына.  Написанная еще в 1946 году, песня была запрещена  на протяжении пятнадцати лет, до хрущевской оттепели. Причиной был «пессимизм, не совместимый с Победой»…

Он забраковал стихи своей внучки

— Дедушка был непререкаемым  авторитетом в семье, — вспоминает его внучка Татьяна  Шаперина. —  В юности я, как и многие, начала сочинять стихи. Мне казалось, что это нетрудно, вон у дедушки какие простые рифмы. Показала ему свое стихотворение, которое начиналось словами: «Подснежники в проталинках едва-едва видны, и спрятали мы валенки с прибытием весны». Мне очень нравилось слово «проталинки»…

Михаил Васильевич ответил, что нечего заниматься ерундой:  хорошим поэтом стать трудно, а плохих и так  много. Она обиделась, хотя стихи и рассказы писать не перестала. Но деду больше ничего не показывала.

— Ему самому больше всего нравились такие песни на его стихи: «Провожанье» «Ой, гармонь моя, гармонь, планки золотые», «И кто его знает», «Летят перелетные птицы», — рассказала Татьяна Никандровна.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter